Линор Горалик

Свидетель из Фрязино
Пьеса, задуманная, как либретто оперы

Посящается Борису Филановскому,
который все это и вообще.
Действие пьесы происходит примерно в 10:30 утра, 9 мая 2015 года, в день 70-летия победы.

Сцена 1

Водитель «скорой»: Дорогу, дорогу! Ветерана везем. Дорогу, ветерана везем. У ветерана сердце, пропустите.
Толпа, идущая на парад: А что это он?
Водитель «скорой»: Только назначили, перенервничал.
Толпа, идущая на парад: Сколько лет-то дали?
Водитель «скорой»: Восемьдесят три. А вчера-то было только сорок два. Перенервничал.

Толпа, идущая на парад: Эк ради нас человек терпит.
Водитель «скорой»: Ничего, еще пару лет поживет. Пропускайте, сограждане.
Толпа, идущая на парад: Пропустим, пропустим!
Водитель «скорой»: С праздником вас, сограждане.
Толпа, идущая на парад: Со светлым нас воскресеньем.

Сцена 2

Две девочки рассказывают историю в пустом классе (параллельно друг другу в разных концах сцены). Свидетель за учительским столом проверяет тетради.



Первая девочка

Вторая девочка

Подошла, говорю: давай телефон.
Она вынимает, дает.
Я говорю: давай часы. Она: зачем?
Говорю: время посмотреть.
Подошла, говорит: давай телефон.
Я говорю: зачем? Она отобрала.
Потом говорит: давай часы.
Я дала.
Зажигалку тоже забрала.
Все на парад ушли, в классе одних наказали нас.
Зажигалку еще хотела, я не дала.
Все на парад ушли, в классе одних наказали нас.
(Я ее только легонько ткнула, а она как завизжит, идиотка.) (Я не хотела крутиться, она в спину меня тыкала карандашом).
Потом я ей говорю:
«Поцелуй меня».

----
Она потом говорит:
Потом она говорит:
«Поцелуй меня».

---
Я потом говорю:
«Отдай телефон».«Отдай телефон».
Я ей зажигалку вернула и ушла. Она отдала телефон, а часы забрала, зажигалку тоже забрала - и ушла.

Сцена 3.

Девушки (несколько) и Свидетель в вагоне метро, украшенном к 9 мая.

Девушки: А Вы офицер, да? Вы офицер?
Свидетель: Еще какой.
Девушки: А какой, какой? Три полумесяца — это какой?
Свидетель: Три полумесяца - это раненый, раненый офицер. Видите, они золотые. Золотые, боевые. На Тверской границе я служил. Получил вилами в грудь, видите — вот, вот и вот? (показывает три дырки в ряд) Но Москву от мужиков отстоял.
Девушки: Фу, пограничник. Фу, фу, опрессор своего народа. Фу, дискурсивный враг.
Свидетель: I had educational and social disadvantages.
Девушки: Мы за вас помолимся.

Сцена 4.

Два мальчика на детской площадке. Свидетель сидит на лавочке и попивает пиво в стороне, смотрит на играющих детей.

Первый мальчик: Давай в «позор» играть! Чур, ты первый.
Второй мальчик: Про что играем?
Первый: Нууу... Давай про спрятанный хлеб!

Вместе, хором: Раз-два, началась война!

Первый мальчик: Бум! Бум! Я немец с ружьем, открывай избу!
Второй мальчик делает вид, что открывает избу.
Первый мальчик (делая вид, что целится из ружья второму мальчику в живот): Хлеб есть?

Свидетель из Фрязино (внезапно): Выше целься.

Первый мальчик (целясь второму в голову): Хлеб есть?
Второй мальчик: Есть.
Первый мальчик: Да ты сопротивляйся сначала, так неинтересно.
Второй мальчик: Нет, хлеба нет.
Первый мальчик: На колени, советская гадина!

Второй мальчик нехотя встает на колени.

Первый мальчик: Хлеб есть?
Второй мальчик: Нет, нет!
Первый мальчик (делает вид, что передергивает затвор): Чик-чик.
Второй мальчик: Есть, есть!
Первый мальчик (беря второго мальчика за подбородок): Как тебя зовут?
Второй мальчик: Николай.
Первый мальчик: Николай, из тебя никогда бы не вышел солдат Вермахта. Бум!

(Делает вид, что стреляет второму мальчику в голову, потом взваливает на спину мешок и уходит).

Свидетель из Фрязино поднимает бутылку в знак одобрения. Второй мальчик остается стоять на коленях.

Первый мальчик возвращается, садится перед вторым на корточки.

Первый мальчик: Стыдно?
Второй мальчик: Стыдно, стыдно. Как жить — не знаю.
Первый мальчик: Давай: «Раз, два, три...»

Вместе, хором: Раз-два-три, нет войны!

Оба стонут и с явным наслаждением падают на землю.

Второй мальчик: Хорошо отпустило.
Первый мальчик: Теперь ты меня, теперь ты меня!
Второй мальчик: Про что?
Первый мальчик: Нуууу... Давай про блокаду и сапоги.

Вместе, хором: Раз-два, началась война!

Сцена 5.

Четыре пилота ведут один маленький самолет, весь самолет занят ими. Один из пилотов — Свидетель.

Свидетель: Есть у кого-нибудь жвачка?
Летчик-2: Опять ты за прежнее, Саша.
Летчик-3: Ты же, кажется, бросил.
Свидетель: Я только разочек.
Летчик-3: Разочек — а потом опять по пачке в день.
Свидетель: У меня стресс, из-за брата стресс у меня.
Летчик-4: Бочка!
(делают бочку)
Свидетель: Есть жвачка или нет?
Летчик-3: Я год как бросил.
Летчик-2: Я за три месяца даже не жевнул.
Летчик-3: Если я тебе дам, нам всем клубникой запахнет. Все захотят.
Летчик-4: Бочка!
(делают бочку)
Свидетель: Я в окно пожую.
Летчик-2: Слабый ты, Саша.
Летчик-3: Ну ладно тебе, у него стресс.
Летчик-2: У всех стресс.
Свидетель: У меня брата ветераном назначили.

(тишина)

Летчик-4: Бочка!
(делают бочку)

(тишина)

Летчик-2: Сколько лет-то дали?
Свидетель: Восемьдесят три. А было сорок два всего, мы с ним погодки. Лидно, сказали, еще пару лет поживет.

Летчик-3 передает Свидетелю жвачку.

Свидетель (читает вкладыш): «Любовь есть исполнение закона».

Сцена 6.

Действующие лица: Мальчик, Девочка, Свидетель в образе собаки. Все остальные участники сцены представлены только голосами (на фоне слабого шума толпы).

Двое детей — мальчик и девочка — стоят на небольшом возвышении. На детях абсурдная милитаризированная униформа — попытка заключить старую эстетику в новые знаки: скажем, уродливые георгиевские ленты через плечо, а на голове бескозырки, но почему-то цвета хаки. На девочке короткая юбка, гольфы, в волосах два огромных белых банта. На мальчике короткие шорты и тоже белые гольфы. Это мальчик и девочка из предыдущих сцен.

Мальчик и девочка неподвижно держат над головой горящие зажигалки, как на рок-концерте, и строго, не мигая, смотрят перед собой.

Вбегает Свидетель в образе собаки, радостно бросается к детям, лает, виляет хвостом.

Женский голос: Ой, снимай скорее! Снимай телефоном скорее!
Мужской голос: Что - снимай? Тебе все по приколу, а это, между прочим, Вечный огонь.
Женский голос: Собачка, собачка! Не надо! Это ж Вечный огонь!

Собака продолжает лаять и ластиться к неподвижным детям, хочет играть.

Мужской голос: Разве ж она понимает? Это же животное, это чучмек. Чучмек, чучмек! Иди сюда, чучмек!
Голос из толпы-1: Надо в нее кинуть чем-нибудь, она убежит.

В собаку летит палка, собака только рада: приносит палку обратно и снова бежит к вечному огню, желая продолжать игру.

Голос из толпы-2: Мужчина! Ну пойдите туда, поймайте ее!
Мужской голос: Как — пойдите туда? Это ж Вечный огонь!
Женский голос: Давайте ее отвлечем! У кого-нибудь есть съестное?
Вся толпа, хором: У всех.

Пауза. Дети с зажигалками стоят неподвижно, собака лает. Внезапно из толпы в собаку летит удавка, промахивается.

Голос из толпы-2: Вот скотина.
Голос из толпы-1: Я старался.

Собака приседает, начинает вылизываться.

Мужской голос: Сейчас осквернит. Вот ей-богу — сейчас осквернит.
Женский голос: Граждане, да что ж это за ужас! Это же Вечный огонь! У кого-нибудь есть оружие?
Вся толпа, хором: У всех.

Внезапно раздаются выстрелы, причем явно стреляют из разных точек толпы. Собака начинает визжать и метаться перед детьми. Дети с зажигалками стоят неподвижно.

Голос из толпы-1: Дайте мне! Дайте мне! Я умею! Я ветеран!

Мгновение тишины.

Голос из толпы-1 (ветеран): Чо-то как-то рука не поднимается.
Женский голос: Граждане! У ветерана рука не поднимается! У ветерана инсульт!

Нарастает сирена «скорой». Собака прислушивается и с лаем бросается в сторону сирены. Дети с зажигалками стоят неподвижно.

Женский голос: Ой, снимай скорее! Снимай телефоном скорее!
Мужской: Что - снимай? Тебе все по приколу, а это ветерана повезли!
Водитель «скорой»: Ветерана везем. Пропустите, ветерана везем.
Толпа: Что это он?
Водитель «скорой»: Молодой еще, перенервничал. Только назначили.

Эти и следующие фразы из первой сцены постепенно стихают. Вся толпа удаляется вслед за сиреной «скорой» и собачим лаем. Наконец, наступает тишина.

Мальчик падает в обморок. Девочка лезет ему за пазуху, достает телефон, садится на землю и принимается играть во что-то в этом телефоне.

(c) Линор Горалик

Еще разное.